» » Забастовки на АвтоВАЗе

Забастовки на АвтоВАЗе

1 035 0 websat

Забастовки на АвтоВАЗе Тольятти предоставил советским руководителям широкие возможности для внедрения методов как гражданской, так и социальной инженерии, для планирования производства и потребления. Хотя он и не являлся tabula rasa (от лат. «чистая доска») до прибытия первых проектировщиков и строителей в 1966 г., его предыдущее состояние, похоже, не имело никакого значения. Прибывшие из ближних и дальних мест, обеспеченные новыми квартирами, в массе своей еще молодые, люди, пополнившее город, имели возможности для работы и жизни, приближенные к тем идеальным условиям, которые СССР вообще мог предоставить своему рабочему классу. На противоположном конце земли, в Мэхоиинг Вэлли (восточная часть штата Огайо), компания General Motors, как она утверждала, делала то же самое.

Когда в 1966 г. открылся завод в Лордстауне, он был оборудован по последнему слову техники, и его будущее (благодаря тому, что General Motors заключила с Объединенным профсоюзом работников автопромышленности соглашение о найме рабочих) казалось безоблачным. Но предприятие, дававшее работу более чем десяти тысячам рабочих, выпускавших автомобили и малогабаритные двухдверные машины «вега», вскоре оказалось под натиском забастовок и других форм протеста со стороны воинственно настроенных рабочих. Далекий от передовых промышленных отношений, завод в Лордстауне стал излюбленным местом исследовании американских социологов и историков, изучающих трудовые отношения.

Неорганизованные забастовки случались, хотя и редко, и на ВАЗе. Как и везде в Советском Союзе, они были кратковременными и проходили лишь на отдельных участках завода. В 1972 г. рабочие сборочно-кузовного цеха бросили работу на четыре часа в знак протеста против системы оплаты, которую они считали несправедливой. Рабочие литейного цеха в 1974 г. прекратили работу почти на целый день, чтобы привлечь внимание к неверной, по их мнению, системе премирования на предприятии. Их акция, поддержанная профсоюзом, привела к пересмотру этой системы.

До 1989 г. произошла еще только одна забастовка, которой нашлось документальное подтверждение, она не была связана с ВАЗом, а вызвана дефицитом продовольствия в городских магазинах. Рабочие покрасочного цеха — вероятно, все они были женщинами — остановили работу на два часа, требуя встречи с ответственными руководителями местной власти, и когда им пообещали увеличить поставки продуктов, вернулись к работе.

Говоря о параллелях с Лордстауном, надо принимать во внимание не столько трудовые конфликты, сколько социальную инженерию. Лордстаун расположен в сельской местности, поэтому его персонал, вынужденный проделывать довольно длинный путь от дома до места работы, вряд ли думает о том, чтобы сформировать крепкие и устойчивые взаимосвязи друг с другом. Автоград имел все необходимые учреждения социальной сферы, чтобы полностью удовлетворять нужды рабочих и членов их семей: жилые дома, клубы, спортивные сооружения, авторемонтные мастерские, библиотеки, школы и т. д.

Но сделано было не все, что предписывалось в генеральном плане развития района, и, как заметил один из жителей, «отсутствие декоративных скульптурных форм, уютных уголков окончательно лишают городскую атмосферу теплоты и человечности». Тем не менее вряд ли можно обоснованно назвать Автоград плохим место для жизни или ВАЗ плохим местом для работы.

Комментарии