» » Рука НКВД крепко сжалась на горле советских инженерно-технических кадров

Рука НКВД крепко сжалась на горле советских инженерно-технических кадров

904 0 websat

Рука НКВД крепко сжалась на горле советских инженерно-технических кадровВ феврале 1937 г. Орджоникидзе умер, и все «сыновья», «братья» и «товарищи» лишились своего покровителя. Рука НКВД крепко сжалась на горле советских инженерно-технических кадров, персонал ГАЗа гоже не избежал этой участи. К концу 1937 г. завод лишился своего главного инженера, Иванова, начальника производства Слуцкого, начальника инструментально-формовочного цеха (где работали братья Рейтеры) Бондарчука, руководителя колесного цеха, заместителя директора по снабжению, главного электрика, начальника отдела сбыта, начальника отдела непрерывного производства, начальника цеха цветного литья, начальника планового отдела и др. Борис Соколинский, создавший Бусыгину условия для установления рекорда, был вызван на ковер за неспособность предотвратить разрушение штампов, использовавшихся одним из ведущих стахановцев ГАЗа и тоже оказался среди других.

Несмотря на все это, Дьяконов продолжат работать директором, защищая ГАЗ и репутацию нового автомобиля. Причина того, что с М-1 так быстро слезает краска, настаивал он в «Правде», не в заводских дефектах, а в том, что в московских гаражах для очистки и мойки машин используют наждачную бумагу, раствор соды и другие «алхимические методы». Однако список проблем расширялся, стеклоочистители ветрового стекла и спидометры переставали работать всего через пять тысяч километров пробега — в этом обвинили поставщиков.

Дьяконов оставался на свободе до начала 1938 г., но впоследствии и он был осужден на десять лет заключения без права переписки за участие в «правотроцкистской организации. Судьба других членов партии оказалась немногим лучше. Сотрудники НКВД пришли за А. С. Зашибаевым, секретарем партийного комитета, его заместителем Осиповым, секретарем райкома Ашиным, руководителем комсомольской организации В. Сорокиным.

Одного из главных мечтателей, Бориса Агапова, не арестовали, он продолжал писать о чудесах технологии и поэзии науки вплоть до 1960-х гг. Осинскому повезло меньше. Он и его двадцатипятилетний сын Дима (инженер-конструктор, работавший в Комиссариате оборонной промышленности) были арестованы 13 октября 1937 г. В это время Осинский работал директором Института истории науки и техники Академии Наук. Он почти год протомился в тюрьме и был расстрелян первого сентября 1938 г. на пятьдесят первом году жизни.

 

Комментарии