» » Автопром в эпоху правления Лихачева

Автопром в эпоху правления Лихачева

1 072 0 websat

Автопром в эпоху правления ЛихачеваВ 1921 г. по настоянию Ленина советское правительство одобрило новую экономическую политику (нэп), которая включала в себя помимо прочего стабилизацию рубля в целях поощрения международной торговли и приобретения зарубежных технологий. Некоторые отрасли экономики получили от этого значительную выгоду, но автомобильной промышленности среди этих отраслей не было. У АМО, казалось, имелась врожденная неспособность обеспечивать себя станками и материалами. Государственный автомобильный трест (Автотрест), в который был преобразован ЦУГАЗ, просто не имел достаточного влияния, чтобы обеспечить выполнение заказов, размещенных внутри страны, или получить необходимые валютные средства для покупки оборудования за границей. Руководство завода постоянно менялось. В сентябре 1925 г. вместо Королева директором АМО стал Ф. И. Холодил ни. Еще через два месяца с должности главного инженера ушел Ципулин.

В декабре 1926 г. на место Холодилина пришел Иван Алексеевич Лихачев (1896-1956). Подобно своим предшественникам, он был «красным директором», то есть членом партии, чье назначение - в возрасте тридцати лет — зависело не от уровня его технической подготовленности, а. скорее, от верности линии партии. Он вступил в партию большевиков в 1917 г., будучи солдатом на фронте. После Октябрьской революции Лихачев служил в ЧК (тайной полиции), в аппарате московских профсоюзов, а затем пришел на АМО. В отличие от Холодилина и прочих Лихачев оставался директором завода в течение долгого времени — четверти века — лишь с коротким перерывом на непримечательную работу народным комиссаром среднего машиностроения. Пятикратный кавалер ордена Ленина и двукратный — ордена Красного Знамени, Лихачев после смерти был удостоен захоронения в кремлевской стене.

Эпоха правления Лихачева настолько тесно связана с понятием АМО-ЗИС-ЗИЛ, что историю предприятия можно описывать как три этана — до его директорства, при нем и после него. Его правление совпало с периодом советской индустриализации, бурным — а для многих коллег Лихачева даже смертельным — процессом. Он смог выжить благодаря своему имиджу советского патриота, мудрости, умению понять необходимость импорта зарубежных технологий, не попадать в зависимость от них, уверенности в способностях и потенциале «наших специалистов». Лихачев сообщил Генри Форду, что «пути наших строителей автомобилей и тракторов пока ведут в Америку, но скоро, я в этом убежден, пути-дороги повернут в другую сторону — в Советский Союз». Тем самым он подтвердил свою привязанность к Советскому Союзу.

Вся сложность заключалась в том, чтобы знать, в какой именно момент «пути-дороги повернут» и, пока этого не произошло, на какие зарубежные технологии опереться и как их заполучить. Трехсторонняя сделка между АМО. Автотрестом и фирмой Arthur J. Brandt Company (Детройт) представлялась менее приятной альтернативой, нежели договор с Фордом, речь о котором пойдет в следующей главе. Она превратилась в поучительную историю о рисках заимствования технологий во время переходного периода индустриализации. Эта история превратилась в психологическую драму с тремя действующими лицами — Лихачевым, директором автомобильного треста Марком Лаврентьевичем Сорокиным и инженером Артуром Брандтом, из которых только первый смог избежать потери репутации.

Получить международное водительское удостоверение может любой желающий имеющий российские права

Комментарии